Главная » Публикации » Формирования концепции алкоголизма как болезни

Формирования концепции алкоголизма как болезни

Впервые феномен «алкоголизм» появился в 1804 году благодаря английскому врачу Томасу Троттеру, который написал о различных аспектах употребления алкоголя и о его пагубном влиянии на организм человека. Троттер рассматривал алкоголизм исключительно как психическое заболевание. В 19 веке многие ученые, работающие в области психиатрии (Маньян (Франция), Гусс (Швеция), Саттон (Шотландия) и др.), изучали психические заболевания, вызванные злоупотреблением алкоголя. Благодаря их трудам было выяснено, что различные нарушения нервной системы при алкогольной зависимости тесно связаны с рядом психических расстройств.

Довольно широкую популярность приобрели труды отечественного психиатра С.С. Корсакова, которым впервые был описан синдром расстройства памяти и нарушения функционирования периферической нервной системы на фоне алкоголизма, который впоследствии был назван синдромом Корсакова (Корсаковский синдром).

Исследования, проведенные в конце 19 века, показали, что частое употребление алкогольных напитков может спровоцировать психические заболевания. Однако в те далекие годы медицинская сторона алкоголизма оставалась на втором плане, а злоупотребление оценивалось, прежде всего, с точки зрения этики и морали.

В Америке, в 1872 году с целью изучения алкоголизма и наркомании была сформирована Американская медицинская ассоциация. Спустя 4 года ассоциация стала выпускать «Журнал алкоголизма», который был первым изданием, посвященным изучению невротических нарушений на фоне алкоголизма и наркомании. На протяжении 40 лет в нем было напечатано более 100 статей, в которых обосновывались идеи о том, что злоупотребление алкоголем может не только приводить к различного рода неврозам, но и являться симптомом серьезного заболевания.

Однако деятельность Американской медицинской ассоциации не находила поддержки среди населения, в особенности, среди религиозных людей, и постоянно подвергалась критике, указывая на то, что признание алкоголизма как болезни способствует оправданию якобы существующего порока и преступлений, совершенных в нетрезвом виде. Такая же точка зрения была характерна и для многих медиков в США, которые постоянно выступали со своими исследованиями и статьями, не признававшими алкоголизм в качестве болезни.

С 1892 года начал выпускаться «Британский журнал алкоголизма» (Англия), в котором публиковались статьи, посвященные преимущественно биохимическим механизмам формирования алкоголизма, а также механизмам воздействия алкоголя на различные физиологические процессы. Алкоголизм как хроническое заболевание в этих статьях не рассматривался.

Важную роль в формировании представлений об алкоголизме как заболевании в конце 19 – начале 20-го вв. сыграли ученые Франции и Германии – К. Бонгеффер, Ж. Эскироль, Е. Гофф, которые рассматривали психологические и психопатологические проблемы, предрасполагающие к хроническому алкоголизму.

Именно благодаря таким исследованиям представление об алкоголизме как о заболевании стало широко распространяться, в связи с чем уже в 20-м веке медицинские и клинические подходы к изучению алкоголизма приобрели особую значимость. Однако учитывая значительный рывок при рассмотрении алкоголизма с точки зрения медицины, постепенно возможность лечения данной болезни основывалась исключительно на медицинской стороне, при этом мало уделялось внимания психологическим, социальным, культурным и этическим аспектам.

Алкоголизм – сложная проблема, решение которой зависит от многих факторов, среди которых важная роль принадлежит психологической и физиологической стороне. С медико-психологической точки зрения, алкоголизм представляет собой психическое заболевание и выступает в качестве симптома определенных психологических нарушений. В середине 20 века представители медико-психологического направления рассматривали алкоголика, как человека, имеющего отклонения в психике. В связи с этим появлялись разные формулировки и объяснения данного заболевания. Так, американский врач Дарфи дал следующее определение алкоголизму: «Алкоголизм — это не результат заболевания и не признак моральной деградации, а болезненные эмоциональные нарушения, которые требуют медицинского вмешательства, как и при любой другой болезни».

По мнению английского психиатра Роберта Мура, алкоголизм является «психическим заболеванием». Он говорил о том, что люди пьют не потому, что хотят этого, а потому, что тяга к спиртному является сложной и опасной болезнью. Другие врачи поддерживали это мнение. Так, немецкий психиатр Вирш рассматривал алкоголизм как болезнь личности, Киве указывал на то, что алкоголизм – не только болезнь, но и своеобразная форма прогрессивной самодеградации.

Те авторы, которые широко изучали алкоголизм в виде симптома «психической болезни», пытались узреть в ней следы психологического конфликта, невроза и внутреннего дискомфорта. Так, Осборн в своих работах утверждал, что с медико-психологической точки зрения алкоголизм больше похож на симптом, нежели на саму болезнь, и этот симптом способен отражать скрытые нарушения в психике. Шерфи указывал на то, что беспробудное пьянство алкоголика может быть симптомом различных заболеваний.

Солмс и Бернер считали, что у людей, страдающих неврозом, алкоголизм выступает в качестве симптома, который в свою очередь может заменяться другими симптомами.

Что касается представителей-психологов и психиатров, то они не принимали концепцию заболевания в отношении алкоголизма. К примеру, Жироду и Жискар указывали на то, что алкоголизм – не что иное, как слабость характера, а психиатр из Англии Мак-Голдрик говорил, что алкоголизм – такая же болезнь, как и воровство.

Многие психологи, среди которых и Льюис, утверждали, что для алкоголизма понятие «болезнь» является не более, чем ярлыком. Однако все вышеперечисленные мнения были основаны только лишь на догадках и субъективном мнении каждого из авторов, и их работы не были основаны на научных данных.

Лишь спустя многие годы формулировки авторов психологического направления в изучении алкоголизма стали более научными, а различного рода идеи выдвигались с некоторой осторожностью. Важная роль в изучении алкоголизма отводилась понятию тревожности, поскольку алкоголь во многих случаях позволял временно снимать внутреннее напряжение и устранять дискомфорт. В 1946 году американскими учеными Юмом и Массерманом экспериментальными методами на кошках было доказано, что при возникновении конфликтных моментов повышается тревожность, которая может снижаться после введения алкоголя. При этом было установлено, что частое употребление алкоголя может само по себе вызывать тревогу. Исходя из этого был сделан вывод о том, что тревожность может быть как первичным показателем, то есть являться причиной алкогольной зависимости, так и вторичным – то есть являться ее следствием. Безусловно, между этими показателями существует определенная взаимосвязь.

Таким образом, формирование алкоголизма напрямую связано с тревожностью и чаще всего происходит у людей с конкретными психологическими характеристиками, такими как низкая переносимость трудностей, неумения справляться с жизненными неудачами. На этот счет существует несколько высказываний авторов, которые работали над данной проблемой. К примеру, психиатр Броун утверждал, что представление об алкоголизме как о болезни ограничивает описание данного феномена, проявляющегося в нарушении поведения.

Интересное мнение было высказано американским психиатром Лэйком, который говорил о том, что понятия «алкоголизм» как такового не существует, что физиологи не смогли выяснить механизма физиологического влечения, также как и не смогли найти специфические способы лечения. А все те средства, которые смогли помочь, оказывали влияние лишь при взаимодействии с другими факторами.

Известный исследователь феномена алкоголизма Джеллинек сделал выводы о том, что все эти утверждения не доказаны клинически и экспериментально, а носят лишь описательный характер. Психиатр из Германии Вэксберг говорил о том, что теоретическое понимание вопросов лечения алкоголизма носит изменчивый характер, а сопоставление алкоголизма с болезнью зачастую понимается неправильно.

Заносчивое увлечение только психическим направлением формирования алкоголизма отводило на второй план попытки понять механизмы развития физического привыкания к алкоголю, практически не уделялось внимание наркотическим свойствам алкоголя. Долгое время сами медики не признавали тот факт, что алкоголь может вызвать наркотическую зависимость, недостаточно учитывали такие заметные проявления злоупотребления алкоголем, как похмельный синдром, увеличение переносимости алкоголя, потеря контроля над собой и другие.

Все болезненные нарушения, возникающие вследствие алкогольной зависимости, сводились, прежде всего, к изучению поражений внутренних органов, головного мозга и периферической нервной системы.

Важная роль отводилась изучению неврологических расстройств, а также нарушений со стороны психики, среди которых – ухудшение эмоциональной сферы и памяти, снижение интеллектуальных способностей, ослабление воли. Вместе с тем, мало внимания уделялось первичным проявлениям алкогольной зависимости, что не позволяло ее выявить на ранних этапах.

В некоторых работах при описании алкоголизма часто употреблялись медицинские термины, несущие в себе смысл эффекта алкоголя как наркотика, но при этом в указанных определениях подразумевался психологический смысл. Так, сформированная толерантность к алкоголю объяснялась включением волевых, регуляторных функций, а также своеобразной психической подготовкой и процессом «обучения» при длительном употреблении алкоголя. Похмельный синдром вследствие алкогольного опьянения рассматривался как причина общей интоксикации организма в результате алкоголизации.

Такой односторонний подход не давал возможности выделить самый главный синдром алкоголизма – зависимость, что резко затрудняло постановку диагноза, а границы распознавания болезни становились размытыми и неопределенными.

Вскоре сформировалось иное мнение об алкогольной зависимости, которое основывалось на ее схожести с наркотической зависимостью. Так, в середине 20 века Пфеффер обратил внимание на ранее перечисленные симптомы алкоголизма — потеря контроля, похмельный синдром, повышение устойчивости организма к употреблению алкоголя. Было отмечено, что эти же симптомы характерны и для наркотической зависимости.

Изучая механизмы формирования алкогольной и наркотической зависимости, Вэксбергом был сделан вывод о том, что в корне всех этих болезней лежит устойчивая тяга к достижению эйфории, причем это стремление обусловлено преимущественно физиологическими изменениями, происходящими в организме человека. Автором не исключалась также и психическая составляющая зависимости, например, гедонистические черты характера, или эмоциональная неустойчивость.

Написанная Вэксбергом книга под названием «Алкоголизм как болезнь» раскрывает суть формирования алкоголизма как психологического заболевания. В книге приведено несколько критериев, позволяющих определить алкогольную зависимость, среди которых можно выделить следующие:

  1. Различного рода эмоциональные и личностные изменения;
  2. Бесконтрольное регулярное пьянство, напоминающее состояние невроза;
  3. Различные соматические нарушения;
  4. Постепенная деградация личности.

Помимо этого, Вэксберг выделяет основные признаки человека, страдающего алкогольной зависимостью: постепенная потеря жизненного интереса, глубокие нарушения в эмоциональной сфере, которые проявляются в повышенной чувствительности, тревоге, агрессивности, снижении работоспособности, безразличию, сентиментальности.

По мнению датского психиатра Аамарка, алкоголизм, безусловно, является болезнью, для которой должны быть определены четкие и конкретные разграничительные признаки (диагностические критерии). В роли такого критерия, как утверждает автор, может выступать воздействие малых доз алкоголя. Если у человека возникает желание продолжить выпивку, то этого человека можно считать алкоголиком. Однако, руководствуясь данными, имеющимися на сегодняшний день, несмотря на оправданность данного критерия для определения алкоголизма, он все же выступает при сравнительно длительном употреблении, и не во всех случаях.

Огромную роль при формировании концепции алкоголизма как заболевания на современном этапе сыграли работы С.Г. Жислина, которым было проведено множество исследований людей, страдающих алкогольной зависимостью. У всех наблюдаемых им алкоголиков присутствовал похмельный синдром (синдром абстиненции). Кроме того, автор четко дифференцировал явление общего недомогания после употребления спиртных напитков у лиц, не имеющих алкогольной зависимости, и явление похмелья, характерного для алкоголиков.

Р. Вилльямсом была разработана так называемая генетотрофическая теория, позволяющая рассматривать алкогольную зависимость как «генетотрофическое заболевание», причиной которого могут быть индивидуальные метаболические процессы, вызывающие повышенную потребность в различных субстратах и витаминах, участвующих в реакциях обмена веществ. Также обращалось внимание на такие генетические нарушения метаболизма, как фенилкетонурия (фенилпировиноградная олигофрения) и алкаптонурия (расстройство обмена тирозина). Также автор считал, что при рассмотрении механизмов формирования алкоголизма необходимо также учесть особенности ферментативной системы, нарушения которой могут привести к повышенной потребности в различных продуктах, микроэлементах и других веществ. В качестве примера Р. Вилльямс приводит повышенную потребность в соли у лиц с нарушениями функционирования коры надпочечников или недостаток кальция при метаболических изменениях у беременных. Автор также проводит аналогию нарушения метаболизма при алкоголизме с самим алкоголизмом.

Таким образом, можно выделить основные положения описанной выше генетотрофической теории Р.Р. Вилльямса:

  • Существование тех или иных факторов может приводить к наследственному нарушению метаболизма, связанному со снижением синтеза тех или иных ферментов, что обусловлено генетически.
  • Генетически обусловленное нарушение обмена веществ приводит к неспособности организма использовать витамины и питательные вещества, вследствие чего происходит дефицит в питании;
  • Долговременный дефицит нормального обеспечения организма питательными веществами лежит в основе тяги к алкоголю.

Несомненно, генетотрофическая теория имеет ряд недостатков и недоработок, в ней мало убедительных доказательств о генетическом нарушении метаболизма, однако она смогла дать толчок в развитии множественных исследований изменений обмена веществ при алкогольной зависимости. Это привело, например, к установлению у больных ряда эндокринных нарушений, атрофии половых желез. Однако во всех этих случаях обнаруживаемые расстройства возникали в результате злоупотребления алкоголем, а не являлись первопричиной стремления к нему.

В середине 20 века сформированная концепция алкоголизма как заболевания распространилась во многих странах.

В 1948 американский ученый Райли провел исследование отношения людей к алкогольной зависимости. Данное исследование показало следующее:

  • большинство опрошенных (а именно — 58%) считали, что алкоголики – это люди, часто употребляющие алкогольные напитки;
  • 20% людей указывали на то, что алкоголизм – это хроническое заболевание;
  • ровно половина опрошенных считали, что употребление спиртных напитков – это вопрос выбора. Если алкоголик захочет прекратить пить, то он это сделает самостоятельно, без чьей-либо помощи.

Такое же исследование было проведено через 10 лет Роупером, в результате чего были получены несколько другие данные:

  • около 58% людей утверждали, что алкоголики – больные люди;
  • 35% опрошенных считали, что алкоголик – слабовольный человек;
  • 7% воздержались от высказываний по данному вопросу.